Сталин против Маркса

Значительная речь была произнесена Грегорием Александровым в мемориале Ленина на встречи в Москве. Александров — руководитель Пропагандистского Отдела Центрального Комитета Российской Коммунистической (Сталинистской) Партии. Текущая его речь была обращена к элите бюрократии и всем членам Политического Бюро.

В этой речи он открыто объявил пересмотр фундаментальных доктрин марксизма — ленинизма о государстве.

Речь Александрова:

«Теории, развитые Марксом в середине девятнадцатого века, не могли быть приняты Лениным без изменений. Ленин привнес идею, что марксисты не могли рассматривать теорию Маркса как неприкосновенную, и что эта теория должна постоянно впитывать новый исторический опыт и принимать, происходящие преобразования в развитии общества. Он точно предвидел, что силы реакции за границей попытаются разрушить Социалистический Советский Союз.

«Образование сильной и процветающей социалистической земли было возможно только потому, что, объяснял говорящий, теория построения социалистического общества в одной стране была осуществлена. Было две стороны этой политики. Были внутренние препятствия, которые будут сметены и внешняя угроза, которую мы готовы встретить. Сегодня нет никакой силы в пределах Советского Союза, способного предотвратить дальнейшее развитие социализма и его постепенное перерастание к коммунизму. Бдительность против внешней угрозы требовала отклонения марксистской теории отмирания государства, основанного на предположении о мировом социализме и обеспечила победу теории Сталина построения сильного государства с сильной армией и с её собственной военной наукой, способной к победе в войне и достижению военной и дипломатической консолидации ради победы.»1

Здесь, в завершенной форме, показана вульгаризация идей марксизма, против которой Ленин боролся всю жизнь. Попытка представить Ленина как противника Карла Маркса является дискредитацией памяти об ортодоксальном марксисте Ленине. Ленин боролся против узкой, националистической концепции «социализма в одной стране».

Предшествующая позиция Сталина

Сам Сталин написал в 1924, в своей книге «Основы ленинизма»:

«Свергнуть власть буржуазии и поставить власть пролетариата в одной стране — еще не значит обеспечить полную победу социализма. Упрочив свою власть и поведя за собой крестьянство, пролетариат победившей страны может и должен построить социалистическое общество. Но значит ли это, что он тем самым достигнет полной, окончательной победы социализма, т. е. значит ли это, что он может силами лишь одной страны закрепить окончательно социализм и вполне гарантировать страну от интервенции, а значит, и от реставрации? Нет, не значит. Для этого необходима победа революции по крайней мере в нескольких странах. Поэтому развитие и поддержка революции в других странах является существенной задачей победившей революции. Поэтому революция победившей страны должна рассматривать себя не, как самодовлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата в других странах.» 2

Плоды «социализма в одной стране»




Эта теория «Социализма в одной стране», как показывали, была неправильной и снаружи, и внутри. Коминтерн, вместо того, что бы быть инструментом революции, стал инструментом внешней политики для советской бюрократии. Таким образом, как следствие, революция в других странах терпела бедствие за бедствием. Сегодня Коминтерн был ликвидирован.

Победа Советского Союза в войне не решила основные проблемы Советского Союза. Политика Сталина готовит неизбежно третью мировую войну. Все усилия сталинизма получить «вооруженную поддержку» и «дипломатическую консолидацию» против своих «союзников» — Великобритании и Америки стала таким же бедствием, как и договор Сталина-Гитлера. Ленин ясно указал, что война будет продолжаться, пока капитализм существует в остальной части мира. Таким образом, теория «Социализма в одной стране», далека от построения социализма, свободного от вмешательств, готовит новые и большие катастрофы российскому и мировому рабочему классу.

Социализму не нужно государство.

Сталинизм не может показать позицию Ленина, которая оправдала бы отклонение от марксистской теории отмирания государства. Только наоборот. В своей маленьком шедевре «Государство и Революция» опровергают этот ревизионизм. Аргумент, что сильное государство необходимо из-за внешней угрозы, ложно. Если бы социализм действительно был достигнут в Советском Союзе, не могло быть никакого вопроса о вмешательстве со стороны капиталистического мира. Напротив, капиталисты были бы бессильны экономически, в военном отношении и политически перед лицом социалистического общества. Социализм достиг бы такого высокого развития производительных сил, что обширные производительные силы Америки казались бы ничтожными.

Такая система, далека от требования сильного государства потому что, как Ленин упомянул в вышеупомянутой работе, не будет нуждаться ни в каком государстве вообще. Потребность государства не является результатом опасности военного вмешательства — но из-за неравенства в пределах общества. Государство регулирует антагонизмы, которые являются результатом этого расслоение. Далекие от идеи постоянного укрепления армии и государства, Маркс и Ленин объясняли идею «вооруженного народа», заменяющий постоянную армию. Он относились с презрением к оппортунистам и меньшевикам, которые обсуждали необходимость военной касты и гражданской бюрократии, стоящей над людьми.

Ленин о государстве

Ленин негативно смотрел на такой пересмотр, даже на ранних стадиях диктатуры пролетариата. Ленин указывал:

«Пролетариату нужно государство — это повторяют все оппортунисты, социал-шовинисты и каутскианцы, уверяя, что таково учение Маркса, и «забывая» добавить, что, во-первых, по Марксу, пролетариату нужно лишь отмирающее государство, т. е. устроенное так, чтобы оно немедленно начало отмирать и не могло не отмирать. А, во-вторых, трудящимся нужно «государство», «то есть организованный в господствующий класс пролетариат».

Государство есть особая организация силы, есть организация насилия для подавления какого-либо класса. Какой же класс надо подавлять пролетариату? Конечно, только эксплуататорский класс, т. е. буржуазию. Трудящимся нужно государство лишь для подавления сопротивления эксплуататоров, а руководить этим подавлением, провести его в жизнь в состоянии только пролетариат, как единственный до конца революционный класс, единственный класс, способный объединить всех трудящихся и эксплуатируемых в борьбе против буржуазии, в полном смещении ее.3

Ленин не был удовлетворен объяснением что, государство будет отмирать при социализме, но устанавливал конкретные меры, не при социализме, а при учреждении государства рабочих — диктатуры пролетариата.

Рабочие, завоевав политическую власть, разобьют старый бюрократический аппарат, сломают его до основания, не оставят от него камня на камне, заменят его новым, состоящим из тех же самых рабочих и служащих, против превращения коих в бюрократов будут приняты тотчас меры, подробно разобранные Марксом и Энгельсом: 1) не только выборность, но и сменяемость в любое время; 2) плата не выше платы рабочего; 3) переход немедленный к тому, чтобы все исполняли функции контроля и надзора, чтобы все на время становились «бюрократами» и чтобы поэтому никто не мор стать «бюрократом».

Сталин о государстве

Ни одно из этих условий не выполнено в России сегодня. Советы были отменены и парламент — без преимуществ буржуазной демократии, свободных выборов, противостоящих сторон и кандидатов — занял их место. Вместо роспуска армии образовании вооруженного народа у нас есть каста привилегированных военных бюрократов, имеющих больше привилегий перед солдатами, даже чем генералы в капиталистических странах относительно рядовых. Правило зарплата чиновникам не выше зарплаты рабочего было давно отменено. И у высоких государственных официальных лиц и бюрократов есть большие преимущества в привилегиях и заработной плате, чем даже в капиталистических странах. «Функции контроля и управления» давно исчезли, и властью в государстве пользовалась бюрократия, фабрика заказывали рабочую силу.

Как будто для таких предателей, как Сталин и Александров Ленин заранее сделал ответ:

«Возможность такого разрушения обеспечена тем, что социализм сократит рабочий день, поднимет массы к новой жизни, постоит большинство населения в условия, позволяющие всем без изъятия выполнять «государственные функции», а это приводит к полному отмиранию всякого государства вообще.»

Чем демократичнее „государство“, состоящее из вооруженных рабочих и являющееся „уже не государством в собственном смысле слова“, тем быстрее начинает отмирать всякое государство.

Открытый разрыв с марксизмом

Таким образом, мы видим, что позиция Ленина направлена против Сталина и его мундштука глашатая Александрова. Попытаться отделить Маркса от Ленина означает предать все учение ленинизма, от имени Ленина. Сталин, антимарксист, впервые здесь открыто объявляет свой разрыв с марксизмом через одного из своих марионеток. До сих пор сталинисты делали оговорки о согласии с марксистской теорией государства. В течение многих лет они клеветали и сурово критиковали Троцкого, потому, что он предсказал неизбежный разрыв с марксизмом. Этот открытый разрыв сделает дорогу значительно легче для движения троцкистов в его отношении к коммунистическим партиям, которые страдают от иллюзий, что сталинизм часть марксизма.

Разрыв с интернационализмом Ленина привел к теории «Социализма в одной стране.» Это в свою очередь, привело теперь к открытому разрыву с марксизмом по вопросу о государстве. Это фундаментальное нарушение идей Маркса и Ленина готовит путь к полному отказу от любого притворства, что их программа основана на учении Маркса.

Теперь, когда отступила военная угроза рабочие, особенно молодежь, будет спрашивать: почему теория Ленина и Маркса не работает; в чем необходимость содержать привилегированных генералов и бюрократов? Рабочие скажут: Разве не пора, чтобы они, которые командуют над нами 20 лет, начали становиться редкими, «начали отмирать»?

Тед Грант 1946 г.

Примечания

  1. Грегорий Александров, «Таймс», 1-ого февраля 1946
  2. «Основы ленинизма»
  3. Ленин, «Государство и революция»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.